?

Log in

No account? Create an account

Назад | Вперед

Америка уже началась...

День первый
День второй

День третий. Бесконечный.

Удивительно, но мы сели в самолет и взлетели без опозданий. И летели так хорошо. Каждый с персональным телевизором... Перелетели Атлантику и даже не заметили. Только на самом подлете к Филадельфии началась какая-то ерунда. Мол, не принимает Филадельфия, там над ней очередь из еропланов толпится. Так что мы сейчас в Сиракузах сядем на полчасика, заправимся и дальше полетим. Сиракузы, кстати, это в данном случае не родина Архимеда и вообще не Греция. Это небольшой городок в штате Нью-Йорк.

В общем, сели. Пока сидели, тридцать минут плавно превратились в три с лишним часа, потому что сначала – примерно в течение часа – Филадельфия не принимала никого из-за грозы, а потом самолет прекрасной и замечательной авиакомпании US Airways по какой-то причине поставили последним в очереди на заправку. Почему бы это, а?

И вот мы наконец-то приземлились в Филадельфии. Прошли все таможенные формальности (включая снятие отпечатков пальцев). Получили багаж... Тем временем тот самолет, на котором мы должны были лететь в Сан-Франциско, конечно, давно уже махнул нам хвостиком. И было уже совершенно непонятно, куда бежать и на чем дальше лететь. Мы просто покорно двигались в общем потоке пассажиров, надеясь, что, может, дальше все разъяснится...

Вдруг откуда ни возьмись выходит красивая негритянка* в униформе и с бэйджем работника аэропорта. Красивая! Такая грация у нее, ленивая... Только вот глаза пустые, хоть и с поволокой. Зато рот полный. Жвачкой. Ну, она и говорит, передвинув жвачку за щеку:
– Кто здесь на Сан-Франциско? Оставляйте мне багаж и бегите.
– А куда бежать? – спрашиваем мы.
– Туда, – с отсутствующим видов машет грациозной рукой шоколадная красавица, - к гейту.
– Это тот рейс? – показывает ей наш билет поближе мой муж.
– Да, да, – устало отмахивается она.

Ну, мы бросили чемоданы и рванули. В приблизительном направлении. Хоть и странно было немножко, но мы подумали, что, наверное, знает человек, что говорит... Раз у него униформа и даже бэйдж на груди.

Снова прошли персональный контроль. Все как всегда. Сумки, ремни, разулись, обулись. Получили в паспорта какой-то штамп. Помчались дальше. А аэропорт огромный. Там этих гейтов штук сто, наверное. Но, ничего, сориентировались как-то. Добежали, взмокшие до двадцать шестого гейта. Там как раз посадка на сан-францисский самолет идет. Но нам говорят:
– А вас в списках не значится. Идите скорее к тридцать шестому гейту...
– А как же наш багаж? – спрашиваем.
– Багаж без вас не улетит, – отвечает нам пожилая полная негритянка, чем-то неуловимо похожая на ту, первую красавицу, пославшую нас в бега.

Мы послушно помчались дальше. Сначала обратно, а потом в параллельный коридор. Добежали до гейта 36. Но там никакой посадки, никакого самолета. Заметались, спрашивая всех подряд на своем беспомощном английском... Ничего не выяснили. Только какой-то черный брат из секьюрити стал объяснять нам, как идиотам, что наш самолет улетел, а у них был шторм, и мы должны перевести часы, потому что время здесь не как в Германии. Мы побежали обратно к двадцать шестому гейту. Просто потому, что не знали, куда... Попитались еще раз выяснить про багаж. Но нам только твердили, что без нас он никуда не улетит. Так где он? – Без вас не улетит. Плодотворно поговорили, нечего сказать.

Все время, пока мы носились по негостеприимным коридорам, в моей голове с тошнотворной назойливостью крутилась фраза из нелюбимого мною Шуфутинского: «Осень в Филаделфии, бла-бла-бла-бла-бла..» И теперь я не просто его не люблю. Я его теперь ненавижу. Вместе с «Филаделфией», осенью и прочим барахлом.

В общем, ничего мы не набегали. Выяснили на 26-м гейте то, что с намого начала было ясно. Нам – на перерегистрацию. Как же мы могли хоть на секундочку подумать, что у этой авиакомпании что-то может произойти автоматически и без нервотрепки?!

Полюбовались на офис нашей любимой US Airways с уже знакомой дикой непродвигающейся очередью. Здесь, в отличие от Франкфурта, за компьютерами сидело всего два человека...

Было очень тошно. Мы страшно устали. По берлинскому времени было как-никак уже почти три часа ночи. Пить хотелось, есть хотелось... Даже наш неунывающий Ромка загрустил. Нам очень не хотелось снова занимать очередь и ждать неизвестно чего. Мы решили сначала поискать багаж. Потому что, если он без нас не улетит, то где же он тогда, черт его подери?!

Спустились в baggage claim area. Отстояли небольшую очередь в бюро. И начали свои унизительные попытки объяснить пожилой тетеньке с добрым лицом – белой, это ж надо! – что же случилось с нашим багажом. Языка категорически не хватало. Увы, наш с Лёшкой английский оказался мертвым, как латынь. Читать – читаем. Слова знаем. Фразу составить – составим. А вот нормально говорить и понимать нормальную разговорную речь (small talk, ага) – увы. Особенно, когда говорят быстро и слитно... Особенно плохо обстояли дела у меня: я даже вспомнила мои первые месяцы в Германии, когда я чувствовала себя абсолютно беспомощной и даже боялась выходить на улицу. А лучше всех дела обстояли у Ромы. Но объяснить про багаж и он не смог. Но тут, как всегда в безвыходных положениях, нежданно-негаданно подоспела помощь. Какие-то молодые ребята с немецким, как с неба свалились. Все перевели, объяснили, разжевали... Я чуть не разревелась там от умиления. Усталость всегда делает меня чудовищно сентиментальной. Пока я боролась со слезливостью, тетенька с добрым лицом объяснила нам медленно и внятно, что багаж ждет нас в Сан-Франциско, и нам нечего волноваться.

– А сейчас вам надо перерегистрироваться, – добавила она заботливо. – Знаете, где здесь офис US Airways?
И не дожидаясь ответа:
– Здесь, внизу. Подниметесь на эскалаторе, потом прямо, потом направо и спуститесь вниз...
И, не увидев понимания на наших лицах:
– Я покажу.

Когда тетенька вышла из-за своего прилавочка, мы увидели, что она очень-очень полная, и у нее, очевидно, больные ноги, и что ходить ей очень тяжело. Но она, тем не менее, вперевалку доковыляла до эскалатора, поднялась с нами наверх и показала нам уже буквально пальцем, куда надо идти.

Это был совсем другой офис, не тот, что мы уже видели в своих скитаниях по коридорам и гейтам. Там сидело достаточное количество клерков и очередь, хоть и достаточно длинная, вполне ощутимо продвигалась. Мы, как могли, поблагодарили нашу спасительницу из baggage claim и побежали перерегистрироваться.

Дальше дело было так. Подошла наша очередь и очередная красавица-негритянка, похожая на первую нашу «знакомую» как сестра, а на вторую (ту, что с гейта 26), как дочь, занялась нашими билетами. Я смотрела на нее и не могла понять, чем же они все так похожи? Тем временем девушка проверила все свои базы данных и заявила, что у нее есть для нас билеты завтра во второй половине дня. Через Питсбург. Кстати, объясниться с ней было очень сложно. Так как на просьбы говорить помедленнее она не реагировала. Просто повторяла все в прежнем темпе и всё. Когда до нас наконец дошло, что нам предлагают, Лёшка взорвался. Он стал кричать и требовать, чтобы нас отправили немедленно и напрямую.
– Отправляйте с другой авиакомпанией, – кричал он.
– Хорошо, – спокойно согласилась наша красавица, – идемте к супервайзору.

В этот момент я поняла, чем же похожи все эти женщины. У них у всех равнодушные сонные лица и пустые глаза. Они смотрят сквозь тебя и двигаются с томной грацией. И медленно пережевывают свою жвачку. Как... коровы! Я, кстати, впоследствии наблюдала в Штатах довольно много подобных дам. По моим наблюдениям, они в основном работают кассиршами в супермаркетах.

Супервайзор оказался чернокожим молодым парнем со смешной бородой и веселыми глазами. Он рассказал нам, что не может сделать и запустить самолет, а с другой авиакомпанией отправить нас не имеет права. Лёшка стучал кулаками по стойке и просил-требовал-ругался. Я поддерживала его в этом бою, как могла. Пока не поняла, что еще немного, и чувак, не переставая задорно улыбаться, вызовет секьюрити. Тогда я положила мужу руку на плечо: «Лёш, бесполезно...»
– Хорошо, а где мы должны ночевать? – спросил мой муж у веселого супервайзора, снижая тон.
– А вот вам ваучер для отеля! – радостно воскликнул тот, почувствовав, что мы капитулировали и сейчас оставим его в покое.
Мы взяли в зубы то, что нам дали и пошли искать, где же тут у них останавливается гостиничный шаттл.

Ромка не удержался и расплакался. Устал очень.
По немецкому времени было 5 часов утра.

Ну, и не нашли мы в темноте эту грёбаную остановку. Не нашли!

Третий день нашего отпуска все никак не желал заканчиваться.

Ноги сами принесли нас снова к багажной нашей доброй тетеньке. К доброму ангелу.
– Где-то я вас уже видела, ребята, – прищурилась она.
– Видели, – согласились мы. – Это наш багаж улетел в Сан-Франциско.
– Ах, да! Подождите, я позвоню в отель.
Позвонила.
– Нет, – говорит, – от этого отеля шаттлы уже не ходят. Погодите, я в другой позвоню...
Позвонила. Переправила что-то на ваучере.
– Теперь, – говорит, – выходите и идите направо, потом прямо, потом...
Взглянула на наши туповатые непонимающие лица, махнула рукой:
– Я покажу.
И снова, на больных ногах выбирается она из-за своего прилавочка, медленно вперевалку ведет, показывает... Я уже совсем не могла слезы сдержать.
– Простите наш английский, – говорю.
А она смеется:
– А что такое с вашим английским? Нормально вы говорите. Вот, бывает, приезжают люди из какой-нибудь китайской деревни и думают, что они говорят на нашем языке. У вас-то нормальный английский. А вон там ваша остановка. Удачи!

Разворачивается, ковыляет обратно. Спасибо, спасибо, огромное спасибо, – кричим мы ей вслед. А она рукой машет, мол, не за что.

Быстренько подошел автобус. Привез нас в отель. Поселили нас в комнату. День наконец закончился.

----------------------------
* – да, я знаю, что это слово неполиткорректное, и Ромка меня всегда ругает за такие выражения. Но уж больно оно мне чужое, слово «афроамериканец»... То есть «афроамериканец» может, еще ничего, а «афроамериканка» вообще кошмар. Но я, честное слово, никакого отрицательного (или уничижительного там) смысла в слово на букву «н» не вкладываю! Честно-пречестно.


Окончание следует...

Comments

( нанизано монет: 10 — Нанизать монетку )
dir_for_live
Aug. 24th, 2008 04:59 am (UTC)
Просто - ох!
Жду продолжения.
galchische
Aug. 24th, 2008 06:43 am (UTC)
Не, уже не просто ох:(.
monisto
Aug. 24th, 2008 11:06 am (UTC)
Да, ужасно было. Но мы прорвались :)
monisto
Aug. 24th, 2008 11:05 am (UTC)
Спасибо :)
Скоро выложу окончание этой эпопеи. А там уж начну просто про Америку рассказывать (и показывать).
(Anonymous)
Aug. 24th, 2008 07:28 am (UTC)
просто ужас!!:(
monisto
Aug. 24th, 2008 11:08 am (UTC)
Ничего, мы же прорвались :)
mouse_in_vitro
Aug. 24th, 2008 07:53 am (UTC)
Первая реакция - "Так не бывает! ЗА что????????". Вторая - "До Америки-то добарлись?". Третья уже философская, одна ниточка оборвалась (с первым самолетом) и пошло все не так.

Досталось не меньше, чем рыбам. Сочувствую. Всем. Кроме коров.
monisto
Aug. 24th, 2008 11:15 am (UTC)
Спасибо за сочуствие :)
Знаешь, мой муж тоже всю дорогу задавался вопросами "за что?", "почему?" и "для чего?". А на них то миллион ответов, то ни одного. Главное, ничего подобного(даже отдаленно) с нами раньше никогда не случалось. Всё всегда приходило вовремя, и погода налаживалась прямо к нашему появлению...
Ну, ничего. Зато я задумалась о том, какие чудесные люди нам иногда по пути встречаются. Я сегодня выложу окончание нашей эпопеи.
orel_na_vole
Aug. 24th, 2008 08:10 am (UTC)
да уж...
monisto
Aug. 24th, 2008 11:15 am (UTC)
Самой теперь не верится :)
( нанизано монет: 10 — Нанизать монетку )

Календарь

July 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Темы

Powered by LiveJournal.com