?

Log in

No account? Create an account

Назад | Вперед

 
В моменты безвыходных ситуаций я частенько вижу себя со стороны: как будто откуда-то справа и сверху. Вот и тогда положение показалось мне таким кошмарным, что я увидела нас: три затерянные где-то в медвежьем углу Тюрингии не по-здешнему одетые фигурки – две побольше, одна совсем маленькая – в окружении нелепого багажа из трех сумок и одного чемоданища. На чисто выметеном перроне, пустом и бесконечно длинном.
 
Прямо аж слеза навернулась, так жалко себя стало.
 
Но, тем не менее, каких-то особых жестов отчаяния мы не проявили. Да и зрителей-то не было. А без зрителей, что за интерес рвать на себе волосы, спрашивается? Мы немного постояли, стараясь почему-то не упустить из виду удаляющийся поезд, а потом переглянулись и подтащили наше барахло к ближайшей скамейке. Сели и стали решать, как же нам все-таки добираться до этого проклятого Мееране. Лёшка решил отправиться на разведку. Ну, чтобы узнать, что нам делать дальше: покупать ли новые билеты, перебираться на другую станцию, идти пешком, убиться апстену... Его смол-толк с лейпцигскими носильщиками вселил в него такую уверенность в своем немецком, что на мой робкий вопрос «А как же ты объяснишься?», он только лихо подмигнул: прорвемся, мол. И решительной походкой отправился к маячившему вдалеке и заброшенному на вид зданию вокзала.
 
А мы с Ромкой остались ждать на скамеечке. Распаковывать бутерброды и баночки с детским питанием. Рома, кстати, в свете своих новейших представлений о неделимости семьи, естественно, не хотел отпускать папу так далеко, но мы сумели уболтать ребенка. Вот все-таки что ни говорите, а уговоры в сидячем положениии совсем не то, что в бегущем.
 
Лёша вернулся довольно скоро. И принес в клювике ценную информацию: наши билеты не пропали, они действительны на все поезда до Мееране. Поэтому мы можем спокойно садиться в следующий поезд и ехать, не боясь контролеров. Как все оказалось просто! Я было уже набрала воздуха, чтобы закричать ура, но следующее сообщение пресекло мои восторги:
- А следующий поезд придет через два с половиной часа.
Вот. И пришлось мне сдуваться, как проколотый шарик. «Ура» не получилось.
 
Что же мы будем делать два с половиной часа?
 
В нормальной ситуации мы бы, конечно, оставили багаж в камере хранения и отправились осматривать город, но... Во-первых, было непонятно, прилагается ли к вокзалу хоть какой-нибудь город. На первый взгляд казалось, что два перрона под табличкой «Гёсниц» стоят просто во чистом поле. По-крайней мере в поле зрения ничего похожего на населенный пункт не наблюдалось. Надо было искать кого-то из персонала и спрашивать. Во-вторый, камеры хранения тоже нигде не было видно. Это значит – снова спрашивать. В этом месте Лёшка нехотя признался, что языковая среда все же не совсем его поглотила голова еще торчала наружу, и он страшно намучился, объясняя про билеты. И ради прогулки по никому неизвестному Гёсницу, он не станет еще раз корячиться. А в-третьих... признаюсь честно (даже рискуя показаться «ленивой и нелюбопытной»(с)): не хотелось нам никаких прогулок. Хотелось только, чтобы этот день наконец закончился. Хоть как-нибудь. Устали мы, короче говоря.
 
В общем,  решили мы просто ждать.
 
Для начала перекусили. Потом Ромка, как водится, попросился в туалет. В России я бы, честно говоря, просто свела бы его вниз с платформы и пристроила где-нибудь за кустиком. Но здесь... Европа все-таки... Так что отправились мы на поиски туалета. Рома предупредил папу, чтобы тот ни в коем случае никуда не уходил и не терялся, взял меня за руку (!!) и повел в сторону вокзала.
 
Честно говоря, я отправилась в эту маленькую экспедицию для того, чтобы доказать себе, что я тоже могу объясниться на чужом языке в чужой стране. И вообще, что я не хуже некоторых... Но я, честно говоря, собиралась сжульничать – спросить «где находится туалет» по-английски.
 
Вокзал Гёсниц оказался довольно большим, пустым и гулким помещением, носившем следы некой былой нарядности. Лепные потолки, вазы, скульптуры какие-то псевдоантичные... Но все покрыто, как пылью, какой-то забытостью, ненужностью что ли... Но – чисто. Я уже было подумала, что люди покинули это место, но через некоторое время (а Ромка всё терпел!) мы увидели какую-то тетеньку. Мне показалось, что она здесь работает, и я вежливо обратилась к ней:
– Excuse me please, where is a toilet here?
Тетенька уставилась на меня дико, как на говорящую обезьяну. Но – увы – говорящую на непонятном языке. Я сделала несколько попыток сказать тоже самое погромче, почетче, пораздельнее. Никакого результата. Тогда я признала себя лингвистической бездарью и просто объяснила все это дело на пальцах и на... Ромке. Мол, вот – надо ему. Сразу все между нами стало кристально ясно. Тетенька изобразила бледное подобие улыбки и жестами показала нам идти за ней. Потом открыла нам дверь в искомое помещение ключом из объемистой связки, запустила нас внутрь, а сама  осталась ждать снаружи.
 
Ромке в туалете очень понравилось. Там было бело, стерильно. Да еще и эхо, опять же. Он без спешки сделал свои дела (ему, оказывается, вовсе и не срочно было) и начал осмотр достопримечательностей: погладил кафель (хотел еще полизать, но я не позволила), повключал свет, посливал воду в кабинках, проверил работу дверей и замочков, помыл руки под каждым умывальником, заглянул в помойные ведра, снова помыл руки, потом хотел воспользоваться сушилкой, но уж больно громко она гудела... В нормальной ситуации я не стала бы прерывать это исследование, но поскольку тетенька ждала нас за дверью, я не дала Ромке в полной мере насладиться туалетными красотами. Увела к папе, скучающему на скамейке в оружении багажа.
 
Но не прошло и десяти минут, как Рома снова запросился в туалет. Ну ладно, бывает, подумала я. И мы повторили процедуру. Только я опустила английскую часть общения, а тетенька – улыбку. В туалете, естественно, выяснилось, что мой ребенок просто симулировал. Никуда ему было не надо, просто не все помойные ведра он еще проверил. Короче говоря, когда он в третий раз сказал, что ему «опять надо», я предложила ему пИсать в штаны... Штаны, надо сказать, остались сухими.
 
Вот так мы и развлекались.
 
Пока не пришел поезд.
 
А в поезде мы не стали проходить дальше тамбура, потому что... Потому что ехать нам надо было всего шесть минут! Шесть минут!!! И ради этих минут мы ждали два с половиной часа?! Вот спросите меня сейчас, почему мы просто не взяли такси – ведь не отвечу. Не знаю я, почему. Сосредоточились на железной дороге, зашорились и – вот. Затмение какое-то...
 
Через шесть минут мы сошли с поезда в Мееране. Там было не так пусто, как в Гёснице, зато и не так чисто. И общий дух заброшенности витал над обоими вокзалами.
 
Здесь уж мы наконец взяли такси. Ехать было недолго. Тоже минут шесть, наверное, ага. И приехали мы в какое-то очень живописное место. Забрались на гору. Под горой был пруд с ивой и лебедями. 

То есть лебедей видно не было, да и пруд был покрыт льдом. Но я почему-то была уверена, что в таком пруду обязаны плавать лебеди. Так оно впоследствии и оказалось. В центре пруда для этих гордых птиц была построена деревянная будка. На манер собачьей. 
 
И дорога на гору была очень живописной. Пока мы по ней ехали, мне казалось, что дорога эта должна привести нас непременно к замку. А она именно так и сделала. Привела.
 
На горе стоял вполне себе средневековый замок. Таксист остановил машину. Мы были на месте.

 Уже недолго: последняя часть осталась!


Календарь

October 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Темы

Powered by LiveJournal.com