?

Log in

No account? Create an account

Назад | Вперед

<<<<< Начало

Однажды в летний день, когда на постоялом дворе не было гостей, а сын со слугами уехали на сенокос, фрау Бета со старшей дочерью с подвале процеживали вино. Прекрасная Лау дивилась на их работу, плавая в кринице и понемного болтая с женщинами о том, да о сем. И тогда хозяйка спросила ее: "А что, не желали бы вы посмотреть, как мы живем? В моем доме и на подворье оглядеться? Ютта могла бы одолжить вам одно из своих платьев, вам бы оно подошло." "Да, - ответила Лау, - Давно уж желаю я увидеть людские жилища. Что они там поделывают, что прядут, что ткут, как ваши дочери замуж идут, и младенцев в колыбели качают..." И тогда Ютта проворно и весело побежала наверх и принесла чистое льняное полотенце. После, кряхтя от натуги и смеясь, помогла ундине выбраться из криницы, мгновенно обернула ее полотенцем и повела за руку по узкой ленице наверх, в дальний угол подвала, где через люк можно было попасть прямиком в ее опочивальню. Там села Лау на стул, а Ютта опустилась рядом на пол, чтобы вытереть ей ноги. Когда девушка дотронулась до ее пятки, отпрянула Лау и хихикнула. "Разве же это был не смех?" - спросила она себя тотчас. "Что же еще?" - воскликнула девушка и радостно закричала: "У нас благословенный день! Первый раз получилось!" Хозяйка, заслышав из кухни смех и радость, пришла поскорее узнать, что же приключилось. Но когда узнала, то запечалилась, хоть и не подала виду. "Ах ты бедняжка, - подумала она, - вряд ли это тебе зачтется". А Ютта тем временем выбрала в шкафу несколько платьев, чтобы нарядить подругу. "Поглядите-ка, - сказала мать, - не иначе, как она хочет сделать из вас принцессу Сусанну Прайснестель!"



"Нет-нет, - закричала радостно Лау, - дозволь мне быть Золушкой в твоей сказке!" Взяла поношеную юбку в складку и куртку. Ни ботинок, ни чулок не могла она вытерпеть на своих ногах, да и волосы ее остались распущенными и спускались до самых лодыжек. Так и бродила она по дому, через кухню, залы и опочивальни. Удивлялась самому простому устройству и применению его, осматривала чистый буфет и длинные ряды кувшинов и стаканов над ним, одинаково сваленных, со свисающей крышкой. Медный котел со щеткой и посреди комнаты у потолка вытканные украшения, украшенные шелковой лентой и серебряной проволокойв маленьком стеклянном ящичке. От замеченного вскользь собственного отражения в зеркале она вздрогнула и надолго остолбенела, а после, когда невестка привела ее в горницу и подарила новое зеркальце, ценою в три гроша, подумала, что держит в руках чудное чудо, потому среди всех ее сокровищ не было зеркал. Прежде, чем распрощаться, однако, заглянула Лау за занавес алькова, где стояла кровать молодой женщины и ее мужа, да детская колыбелька. Там на маленьком зеленом горшочке сидел внук хозяйки. В рубашонке, растрепанный, заспанный и румяный, с яблоком в руке. Это понравилось гостье сверх всего остального. Умилилась она маленьким мальчиком, но при этом наморщила нос (от исходящего от малыша запаха) столь забавно, что все три женщины принялись смеяться. И Лау вдруг тоже засмеялась серебристым светлым смехом. Честная хозяйка, держась за живот, проговорила: "Этот раз уж точно будет вам зачтен, и подари добрый Боже вам такого же сладкого мальчика, как мой Ханс!" В ту ночь заснула прекрасная Лау быстро и в радостной надежде, как давно уж не засыпала. И скоро принился ей нелепый сон.



Привиделся ей жаркий летний день втот час после полудня, когда люди обыкновенно косят траву на лугу. Но на сей раз тишина стояла во всем монастыре и вдоль стен его, потому что монахи укрылись в покое прохладных своих келий. Однако скоро прошесвовал наружу аббат, чтобы посмотреть, нет ли фрау Беты в ее огороде. Она же, однако, сидела в озере, словно толстая русалка с длинными волосами. Тут-то аббат ее и заметил. Он приветствовал ее и поцеловал, да так громко, что звук поцелуя эхом отразился от башни монастыря и долетел до трапезной, от траперной до церкви, от церкви до конюшни, и от конюшни до садка с живой рыбой, оттуда до прачечной, а в прачечной перезвоном отдавался от чана к чану. Аббат ипугался такого шума; маленькая шапка кэппляйн упала с его головы, женщина в Блаутопфе быстро подала ему его головной убор, и он поковылял проворно прочь.



Но тут вышел из монастыря наш Господь Бог, с белой бородой и в красном одеянии, посмотреть, что случилось. И спросил аббата, который спешил точнехонько ему навстречу:

"Господин Аббат, где же вы изволили так промочить свою шапочку?"

Аббат отвечал:

Мне вепрь повстречался на опушке
А с вепрем не шути, а с вепрем - не игрушки.
Бежал я прочь от вепря со всех ног
И мой кэппляйн от пота весь намок.

Рассердившись на ложь, поднял Господь наш Бог палец, махнул аббату и пошел вперед него к монастырю. Аббат еще раз растерянно оглянулся на фрау Бету, которая громко запричитала: "Ах, горе-горюшко, теперь наш добрый старый господин отправится в темницу!"



Таков был сон прекрасной Лау. Проснувшись, она чувствовала, что очень смеялась во сне, и ее грудь еще вздрагивала, и расходились круги по воде Блаутопфа.

День накануне был душен и влажен, потому в ночи сверкала молния. Вспышки озаряли озеро до самого дна, и Лау чувствовала, что гром грохочет где-то вдалеке. Так лежала она умиротворенно, подперев голову рукой и любуясь отблесками молний. Потом поднялась посмотреть, не начинается ли уже утро. Время однако едва перевалило за полночь. Луна, гладкая и круглая, стояла над замком Рустен, воздух полнился запахами пряностей и свежескошенных трав.



Лау думала уж, что не дотерпеть ей до того часа, когда сможет она рассказать о своем новом счастье на монастырском дворе. Чуть-чуть на хватило, и она бы прямо средь ночи отправилась стучаться в Юттину дверь (такое она позволила себе лишь однажды, придя после недавнего послания с родины за утешением). Однако всё же успокоилась она и пошла к Ютте утром. Фрау Бета выслушала рассказ Лау о сне добродушно, хоть и показался ей сон этот немного обидным. А после сказала раздумчиво: "Не расчитывайте на смех, что приходит во сне. Дьявол - большой плут. Отправите после такого обмана гонца домой с радостной вестью и, может статься, будущее покарает вашу ложь и плоха будет ваша жизнь на родине."

От таких речей обиделась прекрасная Лау. Рассердилась. Скривила рот. Сказала: "Матушку сон разобидел". Попрощалась, ни накого не глядя, и ушла под воду.

Было около полудня, когда в монастыре патер Шаффнер прокричал брату смотрителю винного погреба: "Вижу бурление в трясине! Сердитая снова хочет научить наши бочки плавать. Закрывайте скорей лавку, прячьте всё!"



Монастырский повар, сын фрау Беты, был весельчак и нравился Лау. Решил он утешить раздражение ее шуткой. Побежал в свою спальню, вытащил из кровати распорку для матраса и воткнул ее в дно Блаутопфа, туда, где вода вытекает из озера. Сам рядом встал, и давай показывать словами и жестами, что дескать, он верный слуга ундины, и потому напуган, как бы в гневе она не вывалилась бы из кровати и как-нибудь не повредилась. Когда увидела Лау деревяшку эту столь прилежно воткнутой в землю и столь глупо над ручейком растопыренной, охватил ее во гневе ее смех, и засмеялась она так громко, что слышно было даже на монастырском дворе.



Когда Лау вернулась вечером к женщинам, было уж всем об этом известно, все радовались и желали ей счастья. А хозяйка сказала: "Ксавье был у нас с детских лет словно шут. А теперь-то нелепые его выходки нам и пригодились."



Долго ли, коротко, а прошел уж целый месяц, а смех снова не желал посещать прекрасную Лау. Св. Мартин уж миновал, еще немного недель, и гонец вновь постучит в дверь. Добрые хозяева и сами печалились, но могли лишь утешать прекрасную Лау. Ибо чем больше был ее страх, тем меньше становилась надежда.



Чтобы помочь ундине поскорее позабыть печали, фрау Бета пригласила ее на лихьткарц - кружок прядильщиц. И вот, после ужина собрались полдюжины веселых девиц и женщин со своими прялками в дальней горнице хозяйского дома. Лау пришла и примостилась на полу в уголке подальше от жаркой печки, в старой Юттиной юбке и накидке. Поначалу сидела она молча, лишь слушая веселую болтовню, однако скоро заговорила сама, да со всеми и свела знакомство. Специально для прекрасной Лау фрау Бет взялась заранее за подготовку Рождественского вертепа: Мария с младенцем в хлеву, поодаль трое волхвов из Утренней Страны с дарами, каждый на своём верблюде. Она склеивала всё это, да украшала, сидя за столом при свете лампы и надев очки, а ундина с превеликим интересом смотрела на сие действо, радостно внимая рождественским историям, что рассказывались при этом. Но всё ж ничего из этого не принимала она близко к сердцу, как бы того хозяйке ни желалось.



Множество поучительных басен и стихотворных изречений, остроумных вопросов и загадок помнила Фрау Бета наизусть. Каждый любил разгадывать эти загадки, особенно радовалась ундина, когда удавалось ей разок-другой дать верный ответ. Одна же загадка полюбилась ей особенно, отгадала она ее, не задумавшись ни на минуту:

Я - королева тощая,
На голове корона изящна,
Служат мне верно,
Вознаграждены прещедро.
Мои женщины причесывают меня,
Рассказывают сказки без числа,
Не оставляют на мне ни волоска ,
Но лысой не бываю никогда.
Гулять я еду без забот,
Так прямо, скоро, и так тонко
Но с места не схожу при том -
Скажите, люди, кто я?

На это говорила Лау сказала, повеселев: "Буде окажусь я снова на родине, и ежели пройдя через страну Валахию, явится в один прекрасный день на берега наши сын Швабии, особливо из городка вашего, в военном походе ли, иль за другой какой надобностью, и позовет меня по имени там, где поток шире всего в море вливается (на десять миль моря простирается царство мужа моего, пока пресная вода окрашивает воду морскую в цвета свои) то поспешу я на помощь незнакомцу. А чтоб уверен он был, что я это, а никто другой, вредный и вероломный, то пускай загадает он загадку ону. Я одна из нашего рода дам ему ответ, ибо никто боле не видывал швабских ваших прялок и маленьких колес, да и речи вашей не разумеет. Посему будет это нашим секретом."




Продолжение следует >>>

Posts from This Journal by “blaubeblaubeuren” Tag

  • Блаубойренские картинки

    После всех экзерсисов с Голубыми Кастрюлями и прекрасными водяными дамами и меня осталось еще несколько неприкаянных фотографий городка Блаубойрен. В…

  • Эдуард Мёрике. Сказ о прекрасной Лау (3)

    <<<<< Начало <<<<<< Продолжение На другой вечер рассказывали пряхи истории о докторе Файлланде и герре Конраде…

  • Блаутопф и Прекрасная Лау

    Если вы подумали, что у мой спич о Блаутопфе окончен, то вы жестоко ошиблись. Знаете, когда я взялась за поиск информации о тех краях, мне везде…

Comments

( нанизано монет: 5 — Нанизать монетку )
kisunika
Dec. 6th, 2016 05:11 pm (UTC)
что-то волнуюсь я за героиню. такое ощущение, что впереди ее ждет не счастье, а трагедия. легенды ж обычно трагедийные. и очень хочется ошибаться! пойду дочитывать.
monisto
Dec. 6th, 2016 05:48 pm (UTC)
Не волнуйся :)
kuzulka
Feb. 3rd, 2017 09:24 am (UTC)
На самом интересном месте!
И я вот тоже опасаюсь - ваши немецкие сказки обычно все плохо заканчиваются!
monisto
Feb. 3rd, 2017 01:12 pm (UTC)
Да ну, это датские плохо заканчиваются, а у нас, за что ни возьмись, везде хэппи энд: хоть Гензель и Гретель, хоть Щелкунчик :)
kuzulka
Feb. 3rd, 2017 01:33 pm (UTC)
Успокоила!
( нанизано монет: 5 — Нанизать монетку )

Календарь

October 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Темы

Powered by LiveJournal.com